Bondero.Ибица

Ибица

В то утро, когда моя детальная инструкция по е-майлу попала к Алескеру, он не испытывал особого удовлетворения жизнью. Он чувствовал, что ему скучновато. Первый прилив радости от того, что он приехал за тридевять земель и живет на замечательном острове, прошел. Он привел в порядок дом,. Сад выглядел прекрасно, он уже завел кое-каких друзей. Но чего-то не хватало, и Алескер сам точно не знал чего.
Он сказал мне, что обрадовался, получив е-майл, потому что в тот момент был готов на что угодно, лишь бы заняться чем-нибудь.
Он оторвал зад от кресла и совершил двухчасовую поездку до порта Ибицы. Алескер долго расхаживал по пристани, разыскивая фирму «Синие Носы». И, наконец, нашел. Маленькую лавку, приткнувшуюся в конце аллеи, торгующую скобами, урбанистическими аквалангами, и мелочами для подводного плавания. Лавка была закрыта.
Алескер обошел вокруг, заглянул в окно, раздумывая, что же делать дальше. День стоял прекрасный, порт гудел, был июнь, отличная погода, каждую неделю прибывали туристы, с июля начинался большой сезон. Он слегка прошел вниз по пологому спуску и увидел большой двухэтажный старинный особняк. На нем была вывеска «Карась Галерея».
Немного поодаль парень, куривший на балконе, видимо владелец ,заметил, что Алескер пытается заглянуть в окно.
– Вы ищете Вячеслава?
– Да а это его магазин?
– Его, и его брата Александра.
–Вы не знаете где их можно найти?
– Прошлой ночью Александр уехал с острова. Как я слышал, он полетел в Париж. А Вячеслав отправился на рыбалку с братьями Дубосарский и Виноградов.
– Как думаете, они скоро вернутся?
– Кто знает? – пожал плечами Карась. Кто знает.
– А разве рыбачьи лодки обычно на закате не возвращаются домой?
–Те которые нанимают туристы ,да. Но братья торгуют рыбой. Никто не знает, сколько времени они пробудут в море.
– Может быть вы знаете способ, каким я мог бы связаться с ними?
– Можете попросить морских чаек, – хитро засмеялся Карась.
Продолжая улыбаться, он посмотрел вдаль. Алескер знал этот взгляд жителей острова: ничего не говорить посторонним.
– А как же их бизнес? Кто ведет дела, когда их нет?
– Катя Деготь. Она управляет обычно кампаниями на берегу.
Алескер записал адрес и отправился в город к домику Кати.

Она жила на маленькой, тщательно ухоженной ферме на холмах недалеко от пристани. Низкий каменный дом представлял собой одну из фазенд девятнадцатого века. Обычно их размеры зависели от величины конькового бруса, для которого брали самую длинную часть закаленного морскими ветрами дуба. Вокруг дома два поля миндальных деревьев. О приближении Алескера объявила собака.
Он остановился на ответвлении тропинки перед самой фермой. Женщина вышла, встала на пороге веранды и, закрывая глаза от солнца рукой, смотрела на Алескера.
Хотя хозяйка принадлежала к местным жителям, ее одежда не была монотонно черной, как у большинства женщин острова. Она носила длинную пышную юбку, блузку с длинными рукавами и маленький жакет. Женщины Ибицы одеваются так уже много столетий. Но ее юбка была не из черного материала, а украшена коричнево-белыми узорами. И на кремовой блузке тоже виднелись мелкие фигурки роботов. Черты ее лица были строгие и правильные. Волосы, слегка кудрявые, стянуты узлом на затылке.
Для островитян она была высокой. В ней чувствовалось спокойствие. Алескер представился. Как принято на Ибице, он рассказал, где живет и как давно поселился на острове. Потом объяснил, что выполняет поручение друга. А проблема такая: тот послал Мизину в «Синие носы» партию товара и не получил оплаты. А он, только что узнал, что Вячеслав ушел рыбачить вместе с Дубоссарский &Ko. Вопрос был сформулирован так, куда они отправились и когда вернутся.
– Об этом они мне ничего не сказали, – ответила Катя. – Но иногда Володя и Саша уходят рыбачить и остаются в море несколько дней кряду. Иногда они заходят в порт на главной земле, чтобы заправить баки, и тоже остаются там на несколько дней. Они могут отсутствовать неделю или даже больше.
– И вы не знаете, куда они отправились в этот раз?
– Нет, – ответила она. Однако Алескер заметил, что она обеспокоена. С ними поехал Вячеслав. И, видимо, Катя, так же как и Алескер, подумала: что он мог прихватить с собой в эту поездку? Может быть, три полностью экипированных парусных шаланды, чтобы продать их где-нибудь на Лазурном берегу Франции?
– Есть человек, знающий, куда отправились эти ребята?
– Рыбаки все знают друг о друге, – проговорила она. – Вы можете поспрашивать в доках. Но вам все равно ничего не скажут.
– Да, – вздохнул Алескер. – Спасибо за помощь, но, как я понимаю, мне, наверное, стоит попытаться.
– А они не попадут в беду? – спросила она.
– Насколько я знаю, нет, – ответил Алескер. – Но если они контрабандой вывозят из Испании украденные товары, то у них могут быть неприятности.
– Вы думаете, Вячеслав спер эти лодки и использует их кампанию, чтобы куда-то доставить эти щаланды?
– Похоже на то.
– Подождите минуту, – Ребята могут привезти контрабандой немного виски или сигарет, как и все рыбаки. На этих островах контрабандой промышляют столетиями. Но они никогда не станут заниматься перевозкой краденых товаров.
– Наверно, они не знают, что эти лодки краденые, – заметил Алескер. – Наверно, они везут их для Вячеслава как обычный груз.
Катя с минуту подумала, потом вошла в дом. Через мгновение она вышла в шали, закрывающей плечи.
– Я пойду с вами и поговорю с рыбаками в доках. Иначе вы ничего не добьетесь от них. Кто-нибудь наверняка знает, куда они отправились.