Bondero.Швейцарский счет

Швейцарский счет

Леонид искренне верил, что богатство дает особые привилегии, накладывает особый отпечаток. Он не относился к богатству цинично. Как парень не отягощенный лишними средствами, он сознавал, что не имеет права жениться, чтобы таким путем войти в класс больших денег.
Конечно, был шанс, что со временем семья Лоры простит свою дочь и у нее будет много собственных денег. Но такой вариант Лёне не подходил. Он не хотел жить на средства жены, не видел себя в роли альфонса. То, что было мечтой Кадана – жениться на богатой женщине, Леониду представлялось кошмаром.
Он хотел иметь собственные деньги. Лёня привык отдавать, а не брать.
Как один из служащих, имеющих право подписывать банковские документы фирмы, он перемещал пожертвования со счета на счет, а потом еще на другие счета, и никто не мог бы сказать, кто в конце концов получает деньги. Так возникла идея.
Со счетов, которыми управляли Ржепишевский и другие, очень много денег уходило на сторону. Это был грабеж и мошенничество. Леонид начал искать способ, как взять что-то и для себя. Задумывалось все просто так, в качестве теоретического упражнения. По крайней мере, вначале.
Операция выглядела достаточно легкой. Он мог перевести чек, на котором стояла его подпись, на один из швейцарских счетов, а затем переместить деньги на собственный счет в Лихтенштейне.
Постепенно идея все больше интриговала его. Бросить все и открыть чистую страницу, но с большими деньгами. Начать новую жизнь как богатый человек с красивой женой в услужливом и коррумпированном Парагвае , родине Лоры.
Он полагал, что сумеет направить в другое русло по меньшей мере сто тысяч юнитов. Может быть, больше. При общей неразберихе и сокрытии пожертвований ,деньги вероятно, можно долго крутить, переводя со счета на счет. К тому времени, когда они придут к нему, Лёня будет уже далеко, а деньги просто будут помечены как «неучтенные», что часто случается в делах подобного рода.
Все происходившее Леонид обсуждал с Лорой. Она оказалась более рассудительной.
– Сначала ты напугал меня. Я решила, что ты задумал ограбить банк или в крайнем случае магазин. Но, Лёня, дорогой, то, что ты хочешь сделать, вовсе не квалифицируется в реальной жизни как преступление. Ты просто немного облегчишь ныворишей от бремени их добычи. Они должны бы дать тебе медаль.
– Они дадут мне тюремное заключение, бесконечное, как ад, если поймают ты понимаешь это ? Это ты понимаешь , дурная твоя голова? –грассируя отчеканил Лёня.
– Тогда, если ты собираешься это сделать, лучше украсть побольше, – посоветовала Лора. – Потому что такой шанс тебе выпадет только раз в жизни, а приговор, наверно, будет один и тот же, возьмешь ты много или мало. Если тебя поймают. Но ты должен сделать так, чтобы тебя не поймали.
Лора открыла сумочку и достала портсигар из панциря черепахи, потом прикурила длинную темно-коричневую сигарету «Данхилл».
Понимая что слухами не обойдешься , я решил встретиться с Лорой и обсудить все подробнее. Через Кадана я устроил встречу в пельменной на Соколе . Нужно было разнюхать внутреннюю подоплеку всех перепитий.
Когда я пришел она сидела за столиком у окна и делала заказ .
Я представился и после обмена ничего не значащами фразами присел и закурил .Потом принесли пельмени и холодную водку со льдом.
Окольными путями я решил ее спросить , а как же дальше, как с этим Лёня сможет жить, какие у него планы и ощущения от происходящих событий?
Она выдержала театральную паузу и стала рассказывать.
–Я думала только об одном: каким Лео приедет ко мне в Парагвай. Он будет по-другому выглядеть. По меньшей мере, усы. Или, может, небольшая пластическая операция на лице. Это было самое волнующее приключение, в каком я когда-либо участвовала. Такое романтичное. Я была безумно влюблена. Или без памяти увлечена. По-моему, поэтому я до сих пор ни о чем не задумывалась.
– Что значит, вы до сих пор не задумывались?
– Ну, над тем, что Лёня будет делать. Естественно, возьмет деньги. Приедет в Париж. Затем исчезнет. Вас наймут, чтобы найти его. Это то, что мы заранее запланировали. Вас выбрали потому, что вы хорошо знали его, и потому, что он считал, что вы будете…наивным.
– Наивным?, – с горечью повторил я. – Вы имели в виду доверчивым. И в придачу легковерным.
– Это симпатичное качество, Бондеро, – заметила Лора. – Не теряйте его.
– Что еще вы знаете?
– Вы должны стать свидетелем псевдогибели Лёни. И тогда под принятым после «смерти» именем он начнет новую жизнь со мной в Парагвае.
– Леонид что-нибудь говорил, где он будет после всего? – Я обернулся к Лоре.
– Нет. Он только сказал, чтобы я ждала его в Парагвае.
Я поднялся, стараясь почти физически стряхнуть с себя убийственную депрессию, которая навалилась на меня после того, как я видел «смерть» Леонида.
– Пошли. – Куда мы теперь? – Искать Леонида Войцехова, – ответил я.