Bondero.Алескер

Алескер

Я послал информацию от Игоря Гусева моему приятелю в Киеве Алескеру. Алескер – культуролог, который восемь лет проработал в разных институциях. Теперь он ушел в отставку и поселился в Киеве. Он владел небольшим компьютером, или, как говорят, нетбуком, выращивал две разновидности миндальных деревьев и умел общаться со своими соседями на местном диалекте.
Хотя как культуролог он и получал небольшую пенсию, Алескер не возражал время от времени брать дополнительную работу. Люди знали к нему дорогу. Конечно, не официально.
Однако на Подоле зачастую случаются дела, в которые никто не может или не хочет вмешиваться: разборки между соперничающими бандами и группировками, перестрелки ,гоп стоп. Да, парню приходится нелегко.
Вдруг Алескер в витрине банка увидел странную надпись…

Затруднительный офтальмолог. Божество Опекуна Леса, если я мог бы осмотреть его с почти искренним восторгом , широко раскрытыми глазами. Не было никакой беседы между нами, пока мы не достигли, сахарной вершины Монблана. Цена пылала на безразлично чистой руке акробата. Держите крепко свой стебель, когда вы собираетесь уходить среди лиги цветов.

Алескер ничего не знал об этих надписях, пока я не объяснил ему их скрытый смысл в столовой, на Львовской площади в тот день, когда только начало существовать Агентство по поиску людей и собиранию кладов.
С тех пор Алескер возвращался в Одессу каждый год. Сначала он приезжал летом во время бешеного сезона. Но это было не в его вкусе. Ему надоели придурковатые любители жаркой погоды. Он стал брать отпуск зимой: в это время Одесса предстает в своем лучшем виде. Он приметил небольшой домишко. Мы с ним обычно пересекались в баре “Семь Ветров” на Соборке, чтобы пропустить небольшой бокал коньяка, такого дешевого, что с трудом можно было удержаться, чтобы не стать алкоголиком. Когда Алескер услышал, что я открываю фирму по поиску кладов и людей, он решил, что я рехнулся.
– Ты? – спросил он. – Поиски кладов?
– Я, – подтвердил, потирая не слишком убедительный бицепс на левом предплечье.
– Но ты же в этом ни черта не понимаешь! – воскликнул Алескер.
– Послушай, что я тебе скажу, – начал я. – По-моему, специальным знаниям вообще придают излишнее значение. Несколько лет назад я читал о парне, который пришел в больницу и заявил, что он хирург по мозгам. Он делал потрясающие операции, брался за безнадежные случаи. Потом, когда его начальству стало известно, что, парень лишь ветеринар, он просто ушел в другую больницу. И, кстати, прекрасно работает там до сих пор.
– Что за белиберда, какое это имеет отношение к нашему разговору? – удивился Алескер.
– Совершенно очевидно, чем должен заниматься искатель кладов. Это даже легче, чем операции на мозге. Есть книги. И есть книги, которые исправляют ошибки, допущенные в первых книгах. Так в чем же проблема?
– К примеру, получить лицензию.
– Я не собираюсь официально объявлять себя искателем. Я хочу открыть исследовательское учреждение, – объяснил я. – Это то, чем на самом деле занимается искатель ,исследует людей или ситуации, для того чтобы раскрыть обстоятельства и вытащить на свет некоторые детали. Чтобы быть частным исследователем, не нужно никакой лицензии.
– Тогда как люди узнают, что ты вообще-то отправился на поиски?
– Из уст в уста, – пояснил я.
– Это чепуха на постном масле, – заявил Алескер.
– Если тебе кажется это странным, послушай, что я скажу. Я хочу, чтобы ты вошел со мной в дело.
– Я? Вали отсюда! – проворчал Алескер. Но я заметил, что он доволен. Нет ничего ,равного паре месяцев безбедной жизни в веселом городе, среди веселых бездельников, окружающих вас со всех сторон, что вызывало бы такое желание заняться хоть чем-нибудь, лишь бы дело не обещало веселья. И это особенно справедливо, если бы не высокий лысый парень с эспаньолкой, как Виктор Савченко, которого никто и никогда не примет за веселого лодыря. Хотя, конечно, по-своему он был похож на всех нас.
Мы пошли ко мне, в мою квартиру на Успенскую. Алескер вошел, снял шляпу, бросил ее на плетеный стул и развалился на диване. Задроченный ботаник в полосатых брюках из хлопчатобумажной ткани. Он прикурил сигарету и разглядывал меня с головы до ног, будто прицениваясь.
– Эта штуковина может сработать, – продолжал я.
– Ладно, предположим, она сработает, – буркнул Алескер. – Только я знаю все о искателях, кладах и процессе поиска. Зачем ты мне нужен? Почему бы мне самому не начать дело?
– Это просто, Алескер, – улыбнулся я. – Если ты сделаешь так, ты будешь одиноким волком. Что значат для тебя деньги? У тебя много времени, тебе всего лишь надо занять руки каким-то делом. Позволь мне быть твоим напарником.
– Ну, – вернулся он к нашей теме, – это дурь, однако я подумаю.
Так я получил компаньона в Киеве. Это было почти так же хорошо, как жить там самому. Почти, но не совсем.