Bondero.Имитация телефонной будки

Имитация телефонной будки

Алескер вышагивал к пристани порта Ибицы. Но тут Соловьев сказал Кате, что видел, как отчалило судно ее рыбаков. Миновав волнорез, они взяли курс на Барселону.
Услышав это, Катя нахмурилась. Воды, где они обычно ловили рыбу, находились далеко от Барселоны.
– Зачем они туда пошли? Саша, ты не мог бы попытаться вызвать их по радио?
– Они вне досягаемости моего передатчика, – объяснил Соловьев, однако согласился попробовать. Он предложил Кате и Алескеру подождать на причале, а сам спустился в захламленную и набитую вещами каюту и принялся искать братьев на короткой волне.
Стоял прекрасный солнечный день. Белый круизный корабль с материка только что пристал к острову Паркомунна.
Потом вернулся Соловьев.
– Я не поймал их. Но поговорил с Толиком Ульяновым. Он видел их перед тем, как повернул к дому.
– Где они были? – спросила Мария.
– Милях в двадцати к востоку от острова.
– Это где? – спросил Алескер.
– Севернее Барселоны, – объяснила Катя, – почти в заливе Канатаходцев .
Она повернулась к Саше Соловьеву и что то спросила на сложном диалекте Ибицы включавшем в себя много культурологических идиом. Затем снова обратилась к Алескеру:
– Вроде бы они идут на север. В направлении Марселя.
В конце того дня он сидел в кафе и читал газету. На пятой странице он наткнулся на статью. Алескер перечитал ее дважды и решил, что лучше позвонить Бондеро. Как назло деньги на счету закончились, а магазин ,где можно было его пополнить, находился в противоположной стороне острова.
Международный телефонный звонок с Ибицы – такое серьезное предприятие, что может занять большую часть дня. Алескер по дорожке отправился в город пешком, обмениваясь с друзьями и знакомыми, которых встречал на пути, добродушными любезностями. Он не спешил, потому что на Ибице, где время измеряется неделями и месяцами и вряд ли минутами и часами, ни одно дело не делается в спешке. Наконец он добрался до телефонной будки.
Она появилась сдесь недавно и стала признаком модернизации хотя и была всего лишь имитацией в век мобильных телефонов. Еще несколько лет назад на Ибице не было телефонов-автоматов.. Но потом компания по установке электрических счетчиков «Роберт Саллер Вест Юкрэйн» поставила телефонные аппараты в кабины заводского изготовления размером с небольшой фургон. Шесть телефонных будок приставили к двум стенам с промежутком на вход. Слева от входа стоял стол, за которым заказывали разговор. А на противоположной стороне – деревянная скамья, где ожидали соединения Все это конечно было сделано ради туристов ,типа местный колорит, ну и если кто то по пьяни потерял мобильный или забыл купить симкарту.
У этих аппаратов нет даже отверстия, куда опускать монеты. Здесь разговоры на длинные расстояния проходили старомодным путем. Оператор советовался с другим оператором, и они между собой решали, могут они соединить вас с собеседником или нет.
Летом, когда интенсивность телефонных разговоров достигала пика, международные звонки превращались в безбашенную комедию.. Находились люди, которые весь день выкрикивали оператору Белозерову непонятные звуки своих неизвестных языков.
– Москва, – сказал Артур, глядя на номер, который Алескер написал ему. – Должно быть, важно, или нет?
Алескер пожал плечами, чтобы показать, мол, звонок, по правде, для него не имеет значения и он просто не понимает, почему так утруждает себя, что даже встал с постели, чтобы сделать его. Потом он задумался: хотя, может быть, кое-какую важность он имеет.
– Для тебя я это устрою сейчас же, – объявил Артур. Он положил руку на рычаг – да, у этих телефонов такие же рычаги, как у старых полевых армейских раций. Аппарат закряхтел и вздрогнул.
И он тут же, точно по волшебству, получил Москву. Вот так оно и бывает. Алескер снял трубку.