Bondero.Отъезд и Наезд

Отъезд и Наезд

Два часа спустя, когда я спал, в комнату вошла Дуся.
– Что значит, вы наезжаете? – спросила она.
– Дайте посмотрю, – сказал я и взял у нее листок бумаги. Это был принт с моим текстом. – Я написал «я уезжаю», а не «наезжаю», – объяснил я. – Проклятые москвичи у них даже компы с неправильными клавишами, все делают с ошибками.
– Но разве сегодня вы не в восторге от Москвы?
– Мой энтузиазм начал таять точно в тот момент, когда я свалился со второго этажа в студии « Труппов ».
– Кстати, вам вообще не следовало сниматься в кино. Я наняла вас найти Леонида, а не начинать новую карьеру.
– С теми деньгами, что вы мне платите, мне необходима вторая работа, чтобы как-то существовать, пока я занимаюсь вашим делом. Вы знаете, девиз в Одессе : «Не рисковать жизнью за так».
– Я не понимаю, что значит «за так». Однако, мне кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, – проговорила Наталия. – Я хочу, чтобы вы продолжали. Что вам нужно?
– Во-первых, больше деталей в вопросе.
– Какое вы имеете право обвинять меня в том, что я недоговариваю? – ледяным тоном спросила Наталия.
– Нет, не совсем так. Просто я хочу, чтобы вы сказали мне правду и раскрыли детали дела.
– Вы противоречите сами себе, – возразила Дуся. Что вы хотите знать?
– Почему вам нужно найти Леонида?
– Ну, я вам уже говорила, – начала она. – Он мой компаньон. Он исчез. У нас договоренности по Бурятскому антиквариату.
– Дальше, – сказал я.
– Куда дальше?
– Какая цена?
– Я правда не понимаю, о чем вы говорите.
– Наталия, – снова начал я, – все похоже на правду. Но если то, что вы сказали, правда, тогда мне лучше уехать. Я вернусь в Одессу на поиски кладов.
– Почему вы вдруг решили таким образом отказаться от дела?
– Потому, Наталия, что оно становится опасным. Похоже, в нем участвует очень много народа и в нем есть какая-то загвоздка, или, может быть, несколько загвоздок, о которых я не знаю. Это ставит меня в невыгодное положение: любой вокруг знает больше, чем я. А я знаю только одно. – Я сделал драматическую паузу.
– Что? – спросила она.
– Я знаю, Лёня не просто исчез, чтобы убежать с хасидами на Пейсах в Бердичев. Я думаю, он участвует в чем-то сложном и, вероятно, нелегальном. И у меня есть ощущение, что в этом замешаны большие деньги.
– Почему вы так считаете?
– Слишком много людей участвует в этом. Обычно такого рода интерес возникает, когда замешан серьезный интерес
– Вадим, вот лучшее, что я могу придумать в этот момент: найдете Леонида – получите пять тысяч юнитов.
– Это реальные деньги или новая игра?
– Вы не доверяте мне? – Она покраснела.
– Вовсе нет. Я только хочу показать вам, что у меня есть расходы, мне надо нанимать людей, на каждом шагу давать взятки, плюс мои собственные траты, когда я встречаюсь с информаторами.
– Я могу дать тысячу юнитов прямо сейчас. – Она открыла сумочку и смотрела на меня.
– Скажу вам вот что, – ответил я, – давайте мне две тысячи сейчас и еще восемь, когда я его вытащу.
– Но это десять тысяч юнитов!
– Да.
– С вашей стороны не очень хорошо так поступать: в середине дела менять условия договора.
– Поверьте, это совсем не много, учитывая, что вы до сих пор не сказали мне всей подоплеки этой истории.
– Ладно, – вздохнула она. – Как вы думаете, скоро вы сможете его вытащить?
– Если ваши деньги готовы, я рассчитываю через три дня, самое большее через неделю, – пообещал я, – и тогда это дело можно будет закрывать.
Впоследствии я пришел в восторг от своего провидения.