Bondero.Принцип Дадаизма

Принцип Дадаизма

Москва полна мест для любого настроения. К Кремлю я шел по переулку Вахтангова, мимо театра и затем по Александровскому саду, там я нашел скамейку и сел. Чистота и упорядоченность московских парков настраивают на логическое мышление. Красиво подстриженная зелень, пляшущие в лучах полуденного солнца пылинки и девочки в коричневой школьной форме. Здесь можно поверить, что мир говорит с московским акцентом, и стать склонным к иронии.
Несмотря на погруженность в собственные мысли, я постепенно начал осознавать присутствие усато бородатого персонажа, сидевшего на скамейке рядом со мной. По правде говоря, меня не поразило, когда я обнаружил на его напудренном парике черную фетровую шляпу старинного фасона. Он был одет в двубортное бежевое пальто с двумя рядами блестящих пуговиц. Еще один мимолетный взгляд подтвердил, что на нем зеленые атласные бриджи до колен, а ниже – сизо-серые шелковые чулки, уходившие в забавные черные туфли с квадратными пряжками из белого металла.
– Да, смотрите как следует, Вадим, – проговорил парень. – И потом избавьтесь от меня с помощью одного из своих искусных умозаключений.
Я вздрогнул, потому что знал: наступило время испытания, и пришло оно раньше, чем я успел по-настоящему подготовиться. Я медленно выдохнул и повернулся к нему.
– Всегда рад встретиться с настоящей иллюзией, – сообщил я. – Я сам недавно чувствовал себя немного нереальным. У вас есть имя? -спросил я , хотя и узнал его.
– У меня много имен, – ответил он поддразнивающим тоном. – Но я дам вам ключ – назову два из них. Иногда я известен как Бикапо, иногда как Герман. Вы сами прекрасно знаете, что Второй Сюрреалистический Манифест все еще заставляет упражняться мозги декадентов. Вы вполне обоснованно подозреваете, что истинная природа бытия с трудом поддается изучению таким странноватым инструментом, как разум концептуалистов. В прозаическом мире ваш собственный здравый смысл осуждает вас и ваши поступки, но вы знаете, что здравый смысл – главный враг, и вы приехали в Москву, чтобы найти оружие для своей великой борьбы с реальностью. Признайтесь, Вадим , вы приехали сюда, чтобы поговорить со мной.
– Вы действительно так думаете?
– Кроме многого другого, я тот, кто уничтожит паутину вашего рационализма.
Он симулятивно улыбнулся. Я чувствовал себя на пороге некоего важнейшего открытия, некоего проникновения внутрь, которое объяснит мне, что я здесь делаю, некоего знания, которое поможет собрать воедино разорванные нити моей жизни.
Затем образ начал дрожать как голограмма, у меня появилось головокружение, и без всякого перехода я обнаружил, что лежу на спине и смотрю в небо. Голова покоилась на чем-то мягком, покрытом длинным клетчатым шерстяным пледом.
Я лежал распластавшись на полу склада. Мелькнуло воспоминание: я был где-то наверху, шел по коридору, и потом что-то случилось. И тут я вспомнил, как пол под моими ногами кончился, и я ухватился за электрический кабель. Это затормозило падение, но кабель не выдержал моего веса, и я рухнул вниз.
– Бондеро – это Ганькевич. – С вами все в порядке?
Я осторожно встал на ноги. сделал несколько шагов, разминая мышцы, и обнаружил, что в разных местах есть ушибы, но переломов нет.
– Слава богу, – вздохнул Толик. – Я намерен расследовать это происшествие. Не понимаю, как все случилось. Там в коридоре оказалась дыра в полу, и кто-то закрыл ее куском войлока. Непростительная и преступная халатность.
Я услышал двухтактный гул машины инспектора по безопасности. Лучше бы Толик не вызывал ее. Конечно, начнутся неприятности, когда они узнают, что я снимаюсь в фильме без регистрации с разрешением на работу. В Москве с этим строго. Вполне возможно, что они вышлют меня из города.
Ну, как будет, так и будет, не стоит так сильно беспокоиться.