Bondero.Женщина из дома Каштанов

Женщина из дома Каштанов

И прямо на следующий день ко мне в офис, пришла особа, известная как Женщина из дома Каштанов.
Я сидел, как всегда, в своем пропыленном офисе на Старопортофранковской и, помню, как раз добрался до десятой страницы в книге «Гибель Америки». Это книга именно того сорта, какую читаешь, когда у тебя бизнес вроде моего – с длинными провалами между волнующими или вообще любыми делами. И вот тогда-то мой первый клиент в этом году, не считая Игоря, тихо постучал и вошел в дверь.
Это было очень кстати, так как шел уже июнь.
Высокая стройная девушка с выгоревшими на солнце светлыми волосами. Губы у нее чуть дрожали, и рот говорил о ранимости. Глаза темно-серые с необычными маленькими огоньками на радужной оболочке. Она пришла в строгом темном костюме, не скрывавшем ее форм – счастливого сочетания худощавости и стройности, которым фортуна награждает избранных женщин.
– Вы Вадим Бондеро? – спросила она.
– Как и говорит вывеска на дверях, – согласился я. – А вы?
– Мужчины называют меня Женщина из Дома Каштанов , – ответила она. – Я приехала из Киева, из того района где растут каштаны. – Она улыбнулась, и локон скользнул ей на один глаз.
– Дуся – необычное имя, – заметил я, разглядывая ее ноги в фиолетовых чулках, когда она села в кресло для клиентов лицом к столу.
– Это не настоящее мое имя, – пояснила она. – Так надо мной шутят. Потому что, когда я нервничаю, я что-то такое делаю. На самом деле я Наталья Филоненко через «о». И первое, что я должна спросить, значит ли для вас что-нибудь слово «Бирючий».
Бирючий – необитаемый остров в стороне от побережья Мариуполя, один из четырех полуобитаемых островов, которые лежат на западе от Одессы между Черным и Азовским морем. Бирючий – то место, куда мы плавали смотреть закаты. Миллион лет назад. Когда я жил с Ириной на Косе и мы занимались подобными вещами. Сейчас там Гулич организовывает воркшопы.
– Что вы знаете о Бирючем? – спросил я.
– Я знаю, что одно лето вы и Леонид жили недалеко оттуда в одном доме.
– Леонид? Вы имеете в виду Лёню Войцехова?
Она кивнула.
Уже много лет назад я потерял след Леонида. Когда-то мы с ним были большие друзья.
– В чем проблема? – спросил я.
– Леонид сказал, если с ним что-нибудь случится, мне надо найти вас.
– И что случилось?
– Он пропал.
Я кивнул. Следовало ожидать чего-то в этом роде. Поэтому они и приходят ко мне.
– Где его видели последний раз? – продолжал я допрос.
– В Умани, на празднике безцадиковых хасидов .
– Что он там делал? – Я выпрямился в кресле.
–Он присоединился к рок-группе и играл музыку . По-моему, на пятиструнном электробанджо. Он уехал из Москвы , чтобы присоединиться к группе.
– Минутку. – Я сбросил ноги со стола, нашел блокнот и шариковую ручку. – Как называлась группа к которой он присоединился?
– «Клуб Унылых Лиц».
– Правильно, ему такие названия по нраву. Продолжайте.
– Я знаю, что он приехал в Москву. Он прислал мне е-майл из аэропорта Домодедово-2 и обещал позвонить.
– По-видимому, не позвонил.
– Не позвонил. Больше я ничего о нем не слышала. Это было три недели назад.
– Я не хотел бы быть грубым, – сказал я, – но зачем вы его с такой настойчивостью разыскиваете ? Он вам обещал сыграть на банджо?
– Не думаю, – с улыбкой возразила Наталья. – Он дал мне доверенность на весь бурятский антиквариат который он пытался вывезти вместе с Отарычем из Алтая .У меня на руках сейчас фотографии и опись на сумму около восьмидесяти тысяч юнитов, принадлежащих Леониду. Это, мой друг, не хухры мухры .
– Согласен, вероятно, он не пытался вас обмануть, – успокоил я ее. – Есть у вас кто-нибудь, кому можно позвонить и спросить о нем? Общий друг?
– Леонид по-особенному относился к этому, – покачала она головой. – Если что-то случится, говорил он, я ни к кому не должна обращаться, кроме вас.
– Вы пришли, куда надо, – подтвердил я. – К нужному вам человеку, это я имею в виду. Определенно, ваш случай непосредственно относится к моей работе.
Казалось, я не убедил ее. Дуся смотрела на меня, и сомнение заволакивало ее большие серые глаза.
– Какое оружие вы носите? – спросила она.
– Я не ношу оружия. Я убежден, что у одессита есть неотъемлемое право не носить оружия. Кстати, я член ассоциации, выступающей против огнестрельного оружия.
– Вы что качок? – Она оценивающе изучала меня с ног до головы. 
– Джиу-Джитсу или что-то в таком роде?
– Я обхожусь без насильственных действий, – пожал я плечами. – К тому же мой доктор настоятельно советовал избегать ударов по голове.
– Тогда что вы делаете в минуты опасности?
– Я доверяюсь моментальным интуитивным импульсам, которые подсказывают мне, как справиться с ситуацией.
– Вы имеете в виду, что плюете на нее?
– Плюю с высокой горы, – кивнул я. – Этот термин использовал Божидар, югославский партизан.
– Ну и ну, – пробормотала Наталия. – Можете вы назвать хоть одну причину, по какой человек наймет именно вас, а не выберет любое другое имя в справочнике.
Я пожал плечами и одарил ее полуулыбкой.
– Потому что, я могу добить любое дело. – Это слова из «Звездных войн»,. – Но есть еще несколько более веских причин. Безусловно, вы заметили, что я не ношу костюма. Собиратели кладов и искатели людей, которые носят костюмы, предъявляют счет по меньшей мере на двадцать пять процентов больше, чем ребята в джинсах.
– Но вы хотя бы сильный? – Она все еще сомневалась. – Может, знаете какие-нибудь особенные приемы? Или метко бросаете нож?
Она судит обо мне по внешнему виду, как и многие. В духовном плане я высокий, сутуловатый, худосочный псевдосупермен с короткими волосами и гигантским носом. К тому же мнительный и доверчивый.
– Я стараюсь избегать насилия, – втолковывал я ей. – Послушайте, Наталия, я именно тот человек, который может найти Леонида. Вы думаете, можно нанять парня с ежиком на голове, в костюме-тройке и послать его шататься по Тверской или Печерско- Разумовской? И он не схватит свои девять граммов свинца в первый же вечер? Или заставить его отираться среди вертикального ниагарского водопада в Тель-Авиве? Или предложить ему пересечься с нюхачами на Млечном пути в Амстердаме?
– А вы знаете, как вести себя в этих местах?
– Дуся, эти места мой дом родной, – заявил я.
– У меня не слишком-то много денег, – сообщила она.
– Чтобы мне взяться за дело, много и не надо. Перелет, скудное содержание и сотку в день на сигареты и выпивку. При таком раскладе мне придется спать в молодежных общагах. Однако, черт возьми, это же ради Леонида.
– Ладно, – согласилась она. – Вы немного странный, но Леонид велел доверять вам. Мы, наверно, сможем позволить чуть выше класс, чем молодежные общежития.
– Мы?
– Я собираюсь с вами.
– Почему?
– Чтобы быть уверенной, что вы не убежите с моими деньгами. И чтобы найти Леонида. А еще потому, что я никогда не была в Европе.
Да засада. Она оказалась хитрой. А я как раз собираюсь назад в Европу.