Bondero.Дульфан

Дульфан

Дульфан немного нервничал. Наверно, это было его первое похищение человека. Но он изо всех сил старался оставаться спокойным.
– Пошли, – бросил он, – мы возьмем такси. И не пытайся шутить со мной. У меня все еще есть пистолет.
Такси остановилось, мы сели, и Дульфан назвал водителю адрес в Северо-Западном округе, недалеко от Марьиной Рощи. Но только мы отъехали, как услышали с переднего пассажирского сиденья какое-то рычание. Оказалось, там сидит большой черный пудель. Он недоброжелательно смотрел на нас собачьими глазами, в которых сверкала готовность к нападению.
– Что с собакой? – спросил Дульфан.
– Наверно, – объяснил водитель, – у кого-то из вас, ребята, есть оружие.
Собака между тем довела себя до такого состояния, что у нее изо рта пошла пена. Шерсть встала дыбом, будто наэлектризованная, желтые капли, выглядевшие как средство для очистки ржавчины, соскальзывали с клыков, Дульфан быстро принял решение и сказал:
– Да, у меня есть пистолет, и что дальше?
– Мне все равно, – ответил водитель и пожал плечами, – но собаке это не нравится.
– Собака не может запретить мне. Человек имеет право носить оружие. Понимаете вы или нет, я вас спрашиваю понимаете? – истерично выкрикнул Дульфан.
– Это умная собака, – вступился за пуделя водитель. – Мне очень жаль, но я должен признать, что, хотя ваши доводы имеют смысл, ваш подход, в сущности, несовершенен. Собаку нельзя осуждать. При всем ее очевидном упрямстве, она абсолютно верно реагирует на требования беспощадной окружающей среды. Чтобы упростить дело, скажем так, собаке будет приятно, если вы осторожно положите свое дуло на переднее сиденье. Я верну вам его в конце поездки, и все будут удовлетворены.
Дульфан так не считал, но ему нечего было возразить, особенно московскому таксисту с пуделем.
Дима отодвинулся от ощетинившейся собачьей головы, однако сверкающие дикие глаза все время следили за его рукой, и мягко положил пистолет на переднее сиденье. Он откинулся назад, но собака по-прежнему не спускала с него глаз.
– Не обращайте внимания, – успокоил таксист. – Она ничего не имеет в виду, просто у нее такая манера.
Пока мы ехали по освещенным ночным улицам города парадоксов, Дульфан напряженно смотрел прямо перед собой и чуть покачивал головой. Я слышал, как он бормотал: - Долбаная собака, черт ее возьми. Долбаная собака.
Наконец мы приехали по нужному адресу. Дульфан расплатился и получил назад свой пистолет. Мы стояли на тротуаре. Такси уехало.
Дуля смотрел ему вслед даже тогда, когда машина скрылась из вида. Я еще немного подождал, потом спросил:
– Ну а сейчас что случилось?
– Не знаю. – Дима уставился на меня, как человек, только что пробудившийся ото сна или, может, только что погрузившийся в сон.
– Что вы имеете в виду под «не знаю»?
– Я имею в виду, что не могу вспомнить адрес. Давайте пойдем выпьем. Мне надо прийти в себя.